Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: тот день, когда во мне умер человек (список заголовков)
08:01 

Хм...

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Ну что сказать. А то мне так красноречиво напомнили о дайриках, что сразу захотелось сказать. Наверное, это и правда самое чудесное место, чтобы можно было вдоволь поныть. В ФБ и ВК как-то стыдно, что ли. Было б неплохо, чтобы стыдно было заодно и тут тоже, чтобы не ныть вапще.

Так что же сказать. Я вчера дослушала Златину лекцию и теперь...хм. Не сказать, чтобы я испытывала испепеляющую ненависть к своему существу, но стыдно мне пиздец просто. Да, я с тех пор, как начала пытаться глубинно разбираться в проблемах людского поведения, многое про себя узнала, и мне казалось, что если я это о себе знаю, могу и контролировать. Ну хотя бы пытаться. Но оказалось, что я многого о себе не знаю. Настолько многого и о себе, и о тех, кто взаимодействует со мной, что я невольно (или я всё же частично понимаю, что делаю?) делаю свою жизнь и жизнь людей рядом с собой ужасающе страшной и неприятной.

В действительности сложно сказать, кто здесь на самом деле виноват. Если брать меня и Лису, то я сама виновата в том, что сейчас всё так, как есть. Меня невыносимо душит его болезненная привязанность, он полностью зациклен на мне и я — центр его мира. Всё в его жизни и его состоянии зависит от меня. Пожалуй, это было бы проще, если бы он был ребёнком, от него подобного ожидаешь до какого-то возраста. Или собакой. Но точно не от взрослого мужика.
И я ведь понимала, что делала. Понимала прекрасно, что пока я лихо решаю все его проблемы, и не даю ему возможности принять в этом участие, сама себе же подписываю приговор. Верните всё назад, и я ни за что бы так не поступила. А теперь он есть у меня за плечами и, что бы там ни было, никак не желает оставаться без меня, в своей жизни. Потому что ему дороже всего то, что я жду его дома, что когда он придёт, здесь будет собака, котик, я — встречу и обниму. Накормлю, поглажу, и оставлю заниматься своими делами. Я могу представить как это может быть дорого, особенно, если ничего подобного у тебя никогда не было, и ты никому не был нужен вообще.

Да, мне нравится заботиться о людях. Это то, что я умею делать очень неплохо, и то, в чём я чувствую себя нужной. Я могу бесконечно заблуждаться, но, по-моему, это очень дорого, когда после тяжёлого рабочего дня, когда у тебя всё полный ужас, отыщется кто-то, кто просто встретит тебя дома, накормит, выслушает, улыбнётся, и оставит отдыхать. И я постоянно навязываюсь со своей этой заботой ко всем подряд, страшно представить. С чего я вообще решила, что она кому-то сдалась, забота моя. В конце концов, есть свои ресурсы у людей, где о них позаботятся, и это будет в разы приятнее.

Так жалко всё это выглядит. Все эти попытки хоть что-то значить. Мне всегда было ужасно неловко, но эйфория перевешивала. А теперь смотрю на себя со стороны. Всё это до отвратительного убого. И я, наверное, очень сильно боюсь, что мне так и скажут — ага, убого, ты не ошиблась. И не думай, что как-то иначе, только убого и всё, а мы терпим из чувства сострадания. Ужасно этого боюсь, а потому заранее говорю себе всё это сама.

Я очень хочу вернуть то, что у меня было. Работу, пусть сложную, но ту, которая приносила мне удовлетворение. Выбраться из своей вакуумной коробки, с кем-то наконец-то круто поговорить, так, чтобы мозг после беседы заболел. А я стала скучная как бревно, ничего не могу толком сказать, рассказать, ничему не могу научить, ничего нового сообщить, мне нечем заинтересовать. Я даже подискутировать током не могу. До одури одиноко, настолько, что я едва сдерживаю порывы навязываться в наглую к кому попало, чтобы на меня только внимание обратили и напомнили чуть-чуть, как он было полтора года назад. А я заранее для себя знаю, что все мои затеи бессмысленны, и боюсь, что они провалятся, и я только сильнее огорчусь, и ужасно боюсь пробовать.

Ничего хорошего, в общем, я же говорила. Не стоило и начинать.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, В глубине под сердцем выпал первый снег...

15:27 

lock Доступ к записи ограничен

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:19 

Ррры?

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
"Мне, наверное, лучше уже умереть, я и дома уже не была неделю..." ©


Там ничего хорошего вообще, сплошные самокопания и нытьё

Сеанс окончен.

Ещё и кошмары снова начались. Почему так часто в последнее время?

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Песни птицы Алконост

15:43 

Наш мозг — дурак.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Если даже совсем неглубоко задаться вопросом работы мозга, что с чем связано, при каких условиях включается или выключается и какие от работы той или иной зоны мозга могут быть поведенческие особенности и физиологические проблемы, то на людей становится совсем невозможно злиться по большому счёту. Потому что наш мозг — дурак.
Да, конечно, глупо объяснять всё человеческое зло только особенностью нарушений их мозговой деятельности, если не рассматривать клинические случаи (слово "нарушения" имеет в вопросе работы мозга широкое значение. Глобально, невозможно представить себе мозг, который бы работал всегда правильно), и не любое человеческое мудачество можно объяснить только неверной (или напротив, очень верной) работой рецепторов. Но когда я говорю, что можно, мне никто не верит. А ведь правда можно. В отдельных случаях точно, хотя я знаю не один такой.
Работа мозга, тем не менее, тесно связана с психикой и психическими же реакциями. Настолько тесно, что расшатав психику можно легко нарушить работу мозга, а нарушив работу мозга — расшатать психику. С людьми чаще всего всё развивается по первому пути, конечно, и как-то само собой.
В большинстве случаев проблемы человека, невыносимость его характера и всё то, что нам в нём не нравится, не имеет глобальных масштабов и более-менее легко может притерпеться обществом. Пусть не всяким, ну да нам ведь и не сдалось водить дружбу со всеми семи миллиардами, правда?
Но бывает, что с точки зрения социума человек ведёт себя настолько неправильно, что общество не готово его принимать. И понятно, в общем. Так или иначе, а принятые нормы никуда не деваются, позволяются разве что небольшие отступления в любую сторону. В общем, это вполне нормально, очень странно получать удовольствия от общения с кем-то, кто в ответ на проявленное тобой дружелюбие кусается и рычит, или просто игнорирует. И если человеку в самом деле совершенно не сдалось взаимодействовать с обществом — пожалуйста, таких я знаю тоже. Они, как звери социальные, всё-таки, иной раз не брезгают общением со своим видом, но представителя вида выбирают тщательно и общают его очень дозированно.
Но. Я знаю три случая (а один из них полгода мне уже покоя не даёт и занимает максимум пространства в моей голове по многим причинам, и надо сказать, не очень-то хорошим и миротворческим), когда представитель человечества, хочет, но не может общаться с социумом, просто потому что не умеет делать это так, чтобы общество от него не отворачивалось. Что, конечно, совершенно очевидно и в то же время показательно, все три случая представляют собой совершенно не адаптированных, плохо социализированных существ. В одном случае это даже почти что выученная беспомощность, очень похоже, во всяком случае, но не так запущенно.
У меня, конечно, нет никаких достоверных подтверждений, что всё это просто не ложь и не попытка присесть на шейку, но я больше склонна верить людям и строить выводы на основе анализа всех действий человека и всего его поведенческого акта за всё время общения с ним. И если исходить из этого, то у той, самой важной на текущий момент моего существования особи, действительно всё очень плохо. Всё это настолько грустно, и вместе с тем настолько интересно, что я отчаянно пытаюсь разложить всё по категориям, вывести формулу и решить задачу, не столько даже для себя, сколько для особи, но всё усложняется отсутствием доверия, замкнутостью и лютой ассоциальностью. И при том полнейшим нежеланием разрывать контакты и оставлять всё как есть. Но и я и особь отлично понимаем, что существовать в таких условиях нельзя, а значит, что нужно работать над проблемами. И сделать это самостоятельно особь не сумеет совершенно точно, но ведь есть я, преисполненная искреннего стремления сделать чужую жизнь лучше настолько, насколько это в моих силах. В сущности, господа, то, что я делаю, — ужасно. Но у меня конкретный зашкаливающий окситоцин к существу, и я ничего не могу с собой поделать.

Через всю мою жизнь протянуто убеждение, что с выводами никогда спешить нельзя и сперва стоит хорошенько разобраться в причинах чего угодно, в том числе и поведения человека. Я это готова делать настолько глубоко, что читаю специальную литературу, которая помогла бы мне отыскать ответ на вопрос, и готова лезть человеку в черепную коробку, долго слушать его и вникать в самую его сердцевину, при условии, конечно, что я внутри него нисколько ему не помешаю.
Но я тоже человек, и ещё я женщина, и мои реакции временами, а точнее довольно часто, тоже бывают неверными, хотя я обо всём помню. Я помню всегда, что прежде чем кусаться в ответ на укус, стоит подумать, а почему тебя кусали. Но первая реакция, при условиях злости и обиды — укусить. Учитывая мою эмоциональность и вспыльчивость сдержаться мне бывает стоит титанических усилий, и выходит далеко не всегда. А ещё иной раз я просто устаю от всего, и мне нужно, чтобы никто меня не трогал. Или трогал, но кто-то такой проницательный и понимающий, с кем мне не будет страшно и можно будет расслабиться.
Самое отвратительное, что я правда всё отлично понимаю, и причины, и следствия. Чаще всего, по крайней мере, что и откуда берётся. И как бы я хотела настроить работу своего мозга так, чтобы навсегда избавить себя от рефлексов, страхов, моментальных реакций, девиаций и прочего. Потому что тогда я смогу всё. Чувства и эмоции очень мешают жить, знаете ли.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Где-то в мозгу стало больно

03:26 

Полуночное пространное ни о чём.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Мне никогда не нравился Стэнли Кубрик. Но это "не нравится" почти совсем не объективно, примерно такое же, как моё "не нравится" к Пушкину. Да, мне никогда не нравился Пушкин. При чём в случае с обоими фигурантами я признаю их чудовищный талант, но всё равно. Не нравится. Не могу сказать никак, что нравится.
Не понимаю я восторгов вокруг картин Кубрика, хоть пристрелите. Его "Сияние" было самым большим разочарованием. И его этот фирменный режиссёрский почерк, о котором так много говорят, эти "потрясающие" планы. Ойй.
Но зато я чудовищно уважаю "Цельнометаллическую оболочку". Я бы даже сказала, что одна из моих самых любимых картин. Меня там всё подкупает: и не затянутость, и простота изложения, и отсутствие утрирования, и суицид с М14 — правильный. Прямо пособие: "Как лишить себя жизни при помощи винтовки и наверняка".
И ещё я люблю "Заводной апельсин". Вот вроде страшно бесит всё в этом фильме, но в тоже время страшно же и нравится. Ой, Доже, что у тебя в голове за бардак, Йоша.

Говорили с сестрой. Она нашла объяснению своему, так люто раздражающему меня фатализму и теперь объясняет его физикой. Рассказывала, как зная законы физики, которые являются основой всего, можно управлять своей жизнью, а потом сразу говорила, что фактически ничего делать не нужно, всё циклично, и никуда от физики (судьбы), не деться. Остаётся только принять.
Интересно поговорили. Есть над чем подумать. Таня может выдвинуть какую-то нетривиальную точку зрения. Но как же страшно бесит меня вот это: "Просто такая судьба". Да не хочу я так, не-е-ет. Я пока не знаю способа лучше, кроме как отыскать причину и как только она станет ясна, что-то делать. А сидеть сложа руки...? По мне, всё то, о чём говорит сестра, равнозначно вере в Бога. Я не верю в Бога. По мнению сестры: не верю в Бога — не верю в физику. Ничего не понятно.

Мама асатанела в конец. Звонит каждый день и рыдает мне в трубку, что жить устала и хочет умереть. Мама-а-а-а. Ты же умная, меня учила, так много мне в голову вложила, что же с тобой сейчас?
Самое ужасное, что я не могу спокойно слушать и осликом кивать. И дело снова в причинах. Меня ужасно злит всё нерациональное, всё, чему я не могу найти достойной причины. И как бы я не старалась держать себя в руках, всё равно огрызаюсь, гавкаю, рычу, хочу кусаться. А может быть это и хорошо, потому что сюсюканье и поддакивание в таких ситуациях ничем не помогает. А если хорошенько обрычать, человек вроде начинает головой соображать, а не тем, чем думать не положено в принципе. Меня бы вот кто обрычал ещё.

Хочу спать и не хочу спать. Точнее, глаза закрываются, но мозг протестует, хочет продолжения. При том работать уже не может, а всё чо-то капризничает. Ну тебя к чёрту, моск. Спать надо. Хоть иногда.

@темы: Те, которые рядом, Тот день, когда во мне умер человек, Тропинка в Преисподнюю, Человек с киноаппаратом

14:07 

Согласно солипсизму, когда я умру...

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Мне повезло с родственниками, даже самыми дальними. Не без своих ужасов, конечно, но, положа руку на сердце, серьёзных проблем никогда не возникало. Со мной, с мамой было по другому, низкий поклон папиной матушке за это. Но это не важно. Так или иначе, по большому счёту родня никогда не мешала нам жить и с советами не лезла. И хорошо, что не вторгается в мою жизнь вихрем, советуя, что делать и как.
Мне не повезло с друзьями родителей. Точнее, друзьями отца. На мой взгляд, субъективный, конечно, их даже друзьями-то не назвать, потому что как я помню (и мама помнит, и сестра), они только на шее у отца сидели постоянно. Ну, папа был не против и ладно, это его дела. Но вот папа умер, и что? Конечно, все они пришли попрощаться — ладно. Все они притащились на девять дней мотать нервы мне, матери и сестре — хорошо, это мы пережили. Хотя я до сих пор не могу взять в толк, как может прийти людям в голову притащиться к вроде бы как друзьям по случаю смерти их родственника, и сука, рыдать у них на плече о смерти своего друга, просить утешения. Но это не важно, ладно, я об этом сто раз говорила, и, пожалуй, всё равно никогда такого идиотизма не пойму. Ну, пришли, надавали советов, ушли, слава Догу. Наверное, на этом всё должно закончиться, и нас наконец в покое оставят. Ну-ну. Как же.

Сперва кто-то сказал маме, что папина фотка в доме — не к добру. Мама поддалась и фотку папину убрала. Нахрена? Хорошо, одумалась и повесила обратно, игнорируя возмущения соседей, мол, ай-ай, покойник в доме не к добру. Теперь же эти люди привязались ко мне с сестрой с вопросом, когда мы последний раз бывали на могиле отца. При чём не то чтобы они встретили меня на улице и непринуждённо поинтересовались, не-е-ет. Они мне позвонили, с укором высказали, какая я безответственная, папу не люблю, не помню.
Так вот. Я папу люблю. И помню. И очень скучаю. И на могиле последний раз была два года назад, и то потому, что мама попросила ей помочь, иначе бы первый и последний раз я была бы там в день похорон. Я не хочу там быть. Что мне там делать? Это кладбище — самое страшное место в моей жизни, там я пережила самое страшное горе, насмотрелась такого, что до сих пор волосы шевелятся, и вы ещё хотите, чтобы я там бывала каждые выходные? У меня есть огромное количество ресурсов, чтобы вспомнить отца живым, таким, каким я его всегда любила. А когда я вижу этот чёртов памятник посреди кладбища, на котором всегда холодно, и где ползают змеи стаями, я вспоминаю только его тело в гробу, и день похорон, а я этого помнить не хочу.

Вообще-то я раньше никогда не задумывалась, как это по сути ужасно — держать в земле труп родного человека, который, благодаря современным средствам сохранения, может не разлагаться годами. Он там для чего лежит? Мне было бы намного проще знать, что от тела не осталось ничего. А ещё проще было бы мне, если бы на месте могилы выросло дерево. Вот это было просто замечательно, просто волшебно. Я бы больше всего на свете любила это дерево. Потому что оно живое. Потому что это такой мощный символ, равных которому я не могу придумать. Потому что это красиво, естественно....гениально! И вот к дереву я бы приходила с удовольствием, и проводила бы у него много времени. А к серой могильной плите я приходить не хочу. Она мёртвая, холодная, ужасная. А папа был живой. И я была бы счастлива, если бы после смерти ему дали возможность возродиться чем-то. Деревом, например. Но есть же традиции, куда там.
Я, конечно, всё понимаю. Кому-то на кладбище у могилы родственника хорошо — я не против, пожалуйста. Мне там плохо. И никому я не должна ходить туда и каждый раз всё вспоминать.
Мама всегда говорила, что не хочет лежать в гробу под землёй. У неё клаустрофобия. Мама и не будет там лежать. И сестра — она не хочет тоже.

Когда я умру, не вздумайте класть меня в гроб. Я восстану и буду мстить, серьёзно.

@музыка: lan Eshkeri – Flying Vessel

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Те, которые рядом, Злое

06:52 

Покаянное.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Где-то примерно тут я говорила, что во мне что-то поломалось и не поддаётся восстановлению. На самом деле, как я могу сказать теперь, тогда ещё не поломалось, а только надломилось, потому что окончательно сломалось только теперь. И мне это ну вот вообще не нравится, ага. То есть, что-то очень сильно изменилось без видимых на то причин, и я отчаянно хочу вернуть прежнее время, но почему-то не могу. Не знаю, чего мне для этого не хватает.
Мне охота забиться в тёмный угол подальше ото всех и чтобы никто меня там не трогал. Я каждый раз придумываю, что написать сюда, чтобы люди знали, что я ещё жива. И стараюсь жить ощущениями, которые ещё помню, но всё это уже не действует. Я всё это говорю тут не потому, что хочу поныть (хотя, откровенно говоря, очень хочу, но просто боюсь это делать), а потому что хочу попросить прощения у таких людей, как:
- Вита. Извини меня, Вита, пожалуйста. Я так долго к тебе не еду и не зову тебя в гости вовсе не потому, что ты плохая и мне с тобой не нравится говорить и находиться в одном помещении, а потому что...ну, почему конкретно я так сама до конца и не поняла. И мне правда очень стыдно перед тобой за это.
- Яронька, и ты меня прости, я не могу заставить себя уделить тебе время, когда оно есть. Не потому что ты плохой, а потому что я, кажется, с катушек съезжаю.
- Алекс, ты тоже прости. Ты знаешь за что. И спасибо тебе и вам всем за терпение.

Я пишу пост с планшета, потому что у меня погиб комп. Почему — не знаю. Это ужасно радует, ибо теперь я не могу даже работать.

Утром, к 12-ти, ехать с сестрой снимать молодых музыкантов. Поспать было бы не плохо. Получалось бы ещё, было бы просто отлично.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Те, которые рядом

09:42 

lock Доступ к записи ограничен

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:58 

А у нас в квартире..

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Проснулась в половину третьего ночи. Уснуть больше не могу, ну да и чёрт бы с ним. Последние полгода я в принципе сплю очень хреново, даже когда мне этого очень хочется.
Что проснулась — не пожалела. Из раскрытого окна было видно, как примерно на протяжении получаса где-то вдалеке сверкает молния. Сидела за столом напротив окна, курила, таращилась на это чудо. Заодно выпустила крысюка побегать.
Он, кстати, привык уже совсем. Не шугается, не убегает, спокойно принимает мою руку, а сегодня даже свернулся спать у меня под ладонью.
Потом молния стала сверкать ближе и ярче, а откуда-то издали слышались раскаты грома. Зловещие, басовитые.
А потом начался дождь. Я так надеялась на долгий, сильный ливень, но, видимо, в этот раз повезло какому-то иному району Москвы, нас только слегка задело.

Великий Поход на Санкт-Петербург пока отменяется на неопределённый срок. Как это всегда бывает, когда я уже точно и твёрдо решила: "Переезжаем!", на следующее же утро внезапно объявился Вадим и предложил работу, которая мне по душе, да ещё и на очень выгодных условиях. А больше ему просить, как выяснилось, некого.
Когда мы в первый раз приняли решение сбежать из Москвы, работу предложили сестре. Нечисть какая-то нас в тут держит, не иначе.

За полночь снова ходили разбивать ненужную посуду о бетонную стену, немного справив это событие William Lawson's. Полегчало. И William'а ещё надолго хватит, это почему-то успокаивает.

Брат из Сибири привёз мне чудесный подарок. Нет, не аленький цветочек. И не сундук самоцветов, и не новое платье. Брат привёз мне два черепа: бычий и...эксперт по черепахам уверил, что это медвежий. Рассматривая внушительные клыки, размер и форму, я тоже склоняюсь к этой версии. Где раздобыл не говорит, только загадочно улыбается. Забрал пока бычий череп к себе, обещал чутка привести его в порядок и отделать рога металлом, по моей просьбе. Потом привезёт.
У меня чудесный брат. А я больная. Ну какая нормальная самка будет так рада подаренной её вываренной костяшке? А я счастлива. Безумно.

Из планов на ближайшее будущее: слегка постричь и выкрасить шерсть, а то уже взглянуть страшно. Во что выкрасить пока не знаю, но очень хочется чего-то пятицветного как минимум. И позвонить Даниле, пусть приедет и наконец-то набьёт мне кельтских собак.

Нужно куда-то уехать. Хоть на пару дней, хоть за сто километров. Очень нужно. Отпусти меня, пожалуйста. Я скоро вернусь.

Гимн последних дней:


Текст

@темы: Шизофреническая радость, Тот день, когда во мне умер человек, Те, которые рядом, Существование, Как я съел собаку, Звуки в моей голове

01:57 

Я вам сейчас кое что покажу.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Я покажу вам женщину среднего возраста, лет тридцати пяти. Назову её имя, расскажу, что у неё есть двое сыновей и она одна их воспитывает. А потом я скажу вам, что она убила собственного мужа ударом молотка для разделки мяса по голове. Ещё скажу, что муж её был известным в определённых кругах человеком, хорошим педагогом, занимался обширной общественной деятельность, и вообще мир дохрена с его смертью потерял.
Практически все вы тут же осудите женщину, скажете, что она убийца, что у неё нужно отнять детей и запереть в камере строгого режима. Но никто из вас даже не попытается спросить: "А зачем ты это сделала?". Никто ни на секунду не задумается, что могло послужить причиной её поступку, вы даже не сможете допустить мысли, что женщина не виновата. И, самое страшное, скорее всего, даже когда вы узнаете, что почивший супруг был настоящим бытовым садистом, и такое творил с ней и детьми, что это страшно даже описывать, вы даже слушать не станете. Женщина — убийца. Убила хорошего человека. Казнить. А ещё лучше — живую её растоптать.

Я покажу вам молодого, не старше двадцати пяти лет мужчину. У него есть жена и маленькая дочка, которых он любит больше жизни. А потом расскажу, что мужчина сбил на переходе третьеклассницу. И вы моментально возненавидите его, потому что он же убил ребёнка, подонок! Но попытаться понять, почему это случилось, никто не захочет. И даже если сказать вам, что девочка шла на красный свет, сказать, что мужчина не превышал скорость, он ехал соблюдая все правила, но отвлёкся на секунду, а потом было уже поздно. Но вас ведь совсем не волнует, что это была просто случайность и фактически мужчина ни в чем не виноват. И вас не заботит, что жизнь его, начиная с этого момента, никогда не станет прежней. Но вам мало, вам нужно упрятать его за решетку и лишить всего, что у него есть. А за что? Да, за то, что он убил ребенка. И не важно, что там на самом деле случилось.

Я покажу вам собаку. Злую собаку. Я буду держать её на поводке, строгаче, в наморднике, и вы скажете, что эта собака неадекватная, её нужно убить. Но никто и не подумает о том, что прошлые хозяева так забили бедное животное, что оно боится людей намного больше, чем они её. И так же ненавидит, потому что никогда не получало от них ничего, кроме боли.

Я покажу вам ещё одного пса. Породистого, бойцовского, например, питбуля. Он будет радостно вилять хвостом, забавно скулить, ластиться к вам, и вы будете улыбаться, говоря, что это очень хорошая собака. А после покажу вам соседского мальчика с изуродованным собачьей челюстью лицом. Навсегда изуродованным. Кого вы обвините? Конечно же меня и мою собаку. И вам будет плевать, что мальчик, пока я была в магазине, пытался выдавить ожидавшей меня на улице собаке глаз. И сделал ей больно не один раз. И собака долго терпела, но после не выдержала. А родители мальчика в это время жрали Ягуар в стороне и курили дешёвые сигареты, вообще забыв о наличии ребёнка. Мальчик-то быть может и не понимал, что творит, да только родители ребёнка — пустоголовые уроды. А собака, со своей собачьей стороны, совершенно права. Но вам плевать. Вы всё равно пристрелите её. За собственную глупость и за ошибки своего же отродья.
Собак, к слову, куда чаще приходиться защищать от людей, чем людей от собак.

Вы задумываться вообще способны? Почему люди так легко выносят кому-то смертный приговор, даже не попытавшись отыскать причину совершённого поступка? Неужели вам самим не страшно? Всё самое страшное что есть в мире — всё сотворено людьми. Но мы продолжаем винить в этом кого угодно, кроме себя. Продолжаем искать виноватых везде, где только можно, с поразительным остервенением накидываясь на виновного за малейшую оплошность, даже, в общем-то, недоказанную. А потом говорим, что люди — существа сильные, гордые, венец природы.
Да оглянитесь вы. Одни калеки и уроды кругом.

Всё будет хорошо.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Как я съел собаку, Злое, Боже, храни идиотов!

01:21 

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Тряпка ты слабовольная, Йошенька. Нужно быть тверже и сильнее. А ты — тряпка.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек

18:42 

Анализируй это.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Только что за окном кончился ливень. Кончился так же внезапно, как и начался, словно кто-то выключил дождь. © Форрест Гамп.
На моём подоконнике ютится пара голубей, промокших и взъерошенных. Я принесла им пшена, и они недоверчиво глядели на меня, разрываясь между двумя опасностями. Но после всё же угостились и сейчас довольно воркуют, приветствуя выглянувшее солнце.
Мне нравится дождь. Эти исполинские серые тучи сгустившиеся над головой, нравится смотреть, как нехотя они расходятся и в небе появляется чистый проблеск голубой лазури.
По случаю можно даже впилить в пост бессмысленную, но совершенно очаровательную и проникновенную речь Демчога в рамках проекта "Доктрина 77". Он всё очень точно говорит. Красиво, к тому же.

А вообще-то писать пост я хотела не об этом. Но мыслей в голове столько, что девать их куда-то нужно, и лучше, если все сразу.
В сине-белую ко мне постучалась девочка, на первый взгляд показавшаяся смутно знакомой. Но фамилия её мне неизвестна. После небольшого расследования оказалось, что девочка когда-то дружила со мной в детстве и мы с ней три года отучились в одной школе. В той самой, в первой. В качестве оффтопика замечу, что мне довелось учиться в двух школах: в самой крутой городской гимназии, а после в школе, имевшей самую дурную репутацию, как место, куда отправляют учиться каких угодно уродов. Эдакий заповедник потенциальных уголовников. Контраст дай Дог, скажу вам, но не смотря на то, как тяжело мне бывало во второй школе, где каждый день кого-то, в том числе и меня, избивали, и это самое малое, мне кажется, что среди разможоренных одноклассников гимназии я застрелилась бы ещё быстрее.
В общем, пользуясь случаем я пошарилась по страничкам своих самых первых одноклассников. И поняла что люди, по сути своей, пожалуй, не меняются.
В обоих школах мне было сложно поддерживать общение с классом. Ну, мне это было и не очень-то интересно, честно говоря. Потому что по сравнению с ними я была очень странным ребенком, и даже сейчас, спустя почти пятнадцать лет, я совершенно очевидно отличаюсь от каждого из них.
Когда мои одноклассницы слушали модную попсу и горячо обсуждали бразильские сериалы, я слушала "Король и Шут" и читала Зюскинда, Булгакова, Краппивина и Распутина. А они, к слову, не читали ничего. Никогда, кажется. И мне не о чем было с ними говорить.
Когда все в классе толпой ходили на шумные прогулки, которые превращались черт пойми во что, я проводила вечера в лесу или у воды, в компании преимущественно парней, всегда старше меня на пару лет. Когда они изыскивали пути купить дешевого пива в палатке, я пыталась удержать в руках тяжёлый двуручный меч из тексталита.
Бывало и хуже, и более странно. Когда все они грызлись между собой, крыслись друг на друга, окончательно запутавшись в идиотских окололюбовных сетях, которые сами наплели; когда смертельно обижались друг на друга, забивали "стрелки", когда они занимались чем-то, что мне непонятно, мы с друзьями сходили с ума как умеем. Один, в целях сохранения невероятного генофонда, заморозил свою сперму в морозилке, которая покрылась плесенью (идиот), второй в качестве эксперимента пустил себе чистый спирт по вене, другие пропадали в кузницах, а с кем-то мы стреляли вечерами из лука и метали ножи в молодые берёзы.
И мне не о чем было с ними говорить. Никогда. И даже сейчас, когда мы все уже повзрослели. И они так же презрительно смотрят мне в след, и я, когда встречаю их, даже ощущаю отголоски той очень странной ненависти ко мне, появившейся не пойми откуда. Но факт в том, что я как была среди них белой вороной, так ею и осталась. И счастье, что есть ещё такие же белые вороны.
Во второй я школе я провела больше времени, но и там всё было почти так же. Мы с одноклассниками никогда не понимали друг друга, и среди них есть люди, единственные, которых я ненавижу до сих пор и мне совершенно плевать, что с ними и как они живут. Но среди одноклассников второй партии был парень, который искренне интересовался моей жизнью Не понимал, пожимал плечами, но добродушно спрашивал, всё время спрашивал и удивлялся. Но из второй школы у меня остались ещё более мерзкие и жуткие воспоминания и впечатления. Потому что большинство парней в классе — отмороженные ублюдки. И всегда такими были, такими и останутся. Четверо из них сейчас сидят, двое за убийство. Есть эпизод, о котором мне до сих пор горько вспоминать. Я могла вытерпеть всё, уже почти привыкла к ежедневной травле и рукоприкладству, но то, на что они оказались способны — очень страшно.
Это очень жестокая история. Лучше её вообще не читать.

А ещё я всё-таки люблю российское кино. И русскую музыку. И русскую литературу. Хотя, конечно, папка с названием "Не наше кино" содержит в себе намного больше файлов, чем папка "Наше кино". Это касается всего, кроме литературы, на полке у меня в преимуществе русские писатели.
Говорят, русский рок — говно. Это справедливо в разрезе относительности и сравнения русского рока с мировой музыкой, да. Но следует понимать, что русский рок — очень локален. Конечно, я безумно люблю многих зарубежных исполнителей, но с КиШа, Кукрыниксов, Кино, Нау, Агаты Кристи и прочего начиналась моя жизни и я постоянно к этому возвращаюсь. И мне нравится. Не всё, но нравится, и отзывается внутри намного сильнее самой любимой композиции Tool или Wowen Hand.
Говорят, русские не умеют снимать кино. Но следует понимать, что русское кино, оно, простите за тавтологию, русское, понятное, пожалуй, только нам. Целиком понятное. И комедии Гайдая я люблю намного больше "Американского пирога" и вообще любой зарубежной комедии. И советские сказки мне нравятся больше диснеевских мультфильмов. Хотя я больше чем уверена, что во мне просто говорит детство.
Но в России умеют снимать кино. Его, хорошее, просто снимают редко.
Говорят, что русская классика...А, о ней вообще много чего говорят. Это уже, наверное, не важно.

@темы: Человек с киноаппаратом, Тот день, когда во мне умер человек, Существование, Песни птицы Алконост, Наркотики, Лохматость, Как я съел собаку, В глубине под сердцем выпал первый снег..., Боже, храни идиотов!

22:39 

Это очень странный день.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
В моей жизни всегда случается так: когда я ничего не планирую, всё вокруг тихо и безмятежно, и я никогда никому срочно не нужна. В такие моменты я страдаю от накатывающей тоски и одиночества и понимаю, что мне остаётся только работать. Как только я начинаю планировать работу более активно, чтобы она занимала максимум моего времени и ещё чуть-чуть сверху, и когда пути назад уже нет, в тот же самый день обязательно объявится кто-то, кто захочет меня видеть. А то и не один. А если это ещё и кто-то такой, кого я не видела очень давно, то вообще прекрасно. И мне остаётся страдать от выбора, хотя зачастую не от выбора, а от отчаяния, потому что я уже напланировала столько работы, что мне спать некогда.
И снова получилось так — только я напланировала работы на свободный день, как Вита сказала: "Я приеду". По той же причине ко мне не попала Ведьма, и Феденька, по которому я смертельно скучаю, и равно по той причине ко мне в последний раз не попал Алконост. И это самое ужасное.
Надо уже собрать руки в ноги, где-то в стороне отыскать голову и уехать в Рязань. Хоть на пару часов. Слышчо, мир, дай мне, пожалуйста, такую возможность?

С этого день начался ещё вчера, пожалуй. А потом я пыталась лечь спать, чтобы к половине шестого быть хоть немного выспавшейся, но хрен. Впервые на моей памяти прямо под моим окном всю ночь завывали пьяные гопники. Потом они замолчали и я уснула, пока мне опять, ОПЯТЬ не приснился кошмар. Но, честно сказать, я уже устала пугаться и уставать от них, так что пусть будут. Поспать, короче, так почти и не вышло.

До нужного места я прыгала практически на одной ноге. Вообще-то Марк, которому я сегодня нужна была больше всего на свете, обещал меня забрать, но не забрал. Но это тоже ерунда, это даже здорово в какой-то степени.

На работе почти ничего интересного, только ситуативное, но свирепое мозгоёбство того же Марка. Но это тоже в порядке вещей, у меня почти иммунитет. В один момент кольнули под ребро, как-то неприятно и неожиданно. Но это бывает.
А вечером всё стало ещё более странно.

В моём дворе живёт среднего роста рыжая дворняга. Добрая, любимая всем двором. Я довольно часто подкармливаю её, а на прогулке мои часто с ней играют. И все дети двора знают эту замечательную псину. Она добрая, хорошая, у неё в гаражах даже есть своя будка. Кто-то не раз пытался забрать её домой, но она упорно сбегала и возвращалась в будку. Так и оставили в покое, видимо, ей там лучше.
Вечером я зашла в магазин купить еды своим собакам, а заодно ей чего-нибудь. И обошла дом крюком, к гаражам, где находится будка. Ещё подходя я услышала детский плач, и только спустя несколько секунд увидела несколько растерянную мать и плачущую дочь, сидящую на коленях у будки. А чуть в стороне и собаку. Мертвую. Голова пробита, кажется, камнем, или чем-то не менее жёстким и тяжёлым, по асфальту растеклась свежая, яркая лужа крови. Били её по голове, судя по размаху травмы, долго и со вкусом.
Сейчас сосед хоронит её в гаражах.
Снова дохеры посетили наш двор? Это слишком круто даже для них, пожалуй. Но суку, которая это сделала, очень, очень сильно хочется не то что удавить, а заставить долго и мучительно умирать.

Но на этом странности дня не закончились.
В подъезде, поднимаясь по лестнице, на пролёт выше своего этажа снова услышала чьи-то всхлипы. Поднялась посмотреть, увидела соседского мальчика. Сидит, слезы по щекам размазывает грязными руками, а из носа кровь ручьём течет. Дитятко — сын соседей с верхнего этажа. Там семья такая, знаете...не слишком, мягко говоря.
Повела его домой. Умыла, успокоила, дала чаю с печеньем. Переодела в свою футболку, в которой он прямо-таки теряется. Сидел на диване, смотрел на меня как волчонок, и, кажется, с Ютой общался охотнее, чем со мной. Пока умывалась, прихожу, а они с собакой спят на диване. Закрыла им дверь в комнату, пусть спят. Написала записку соседям, мол, чадо своё драгоценное ищите в 52-ой квартире. Пока не пришли. Надеюсь, хотя бы до утра не придут. А вдруг не придут вообще никогда, это было бы чудесно.

Работы ещё тьма, а у меня уже руки плохо слушаются. И завтра снова ехать к Марку на весь день. От чего-то в таких ситуациях я не испытываю ничего, кроме отвращения к себе. Точнее, я его практически перманентно испытываю, а тут оно обостряется и становится невыносимым. Хотя по идее мне положено себя жалеть, или...ну, я не знаю. А может, это такая форма саможаления.

Треки дня:

Скачать бесплатно Theodor Bastard feat Театр Яда - Selva на Muzebra.com.

Скачать бесплатно Theodor Bastard - Ловля злых зверей на Muzebra.com.

Всё хорошо.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Те, которые рядом, Существование, Песни птицы Алконост, Лохматость, Звуки в моей голове, Где-то в мозгу стало больно

01:14 

lock Доступ к записи ограничен

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:28 

Где еще ЙошЪ может поскулить, как не в днявочке.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
23:24 

Где я?

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Во мне что-то сломалось и я не представляю, как мне это починить. Ничего не болит, кроме горла в последние дни, не грустно, но, в общем-то, и не очень радостно, скорее никак; у меня нет депрессии, я не испытываю паническое желание скрыться от воображаемых преследователей, не употребляю наркотиков и моя психика относительно в порядке, но растеряла всякое желание взаимодействовать с людьми. При этом люди за последнее время меня никак не разочаровывали, не обижали, не преподносили неприятных сюрпризов, напротив, были преисполнены дружелюбием и желали общения. А я даже и сказать-то не смогу, пожалуй, что такое случилось, что мне противно стало все сетевое словоблудие и долгие, в большинстве своем бессмысленные, но ведь приятные переписки; куда это девалось желание говорить, слушать, вообще способность радоваться человеку.
Максимум, с кем я сейчас общаюсь, это с коллегами по работе, сестрой, и двумя новыми знакомыми. Но переписки с последними редки, ответа можно ждать сутки, и меня это устраивает. Ах да, еще я не растеряла желание цепляться к незнакомым людям, в рассуждениях которых вижу огромные логические дыры и которые в принципе несут очевидный бред. До сих пор цепляюсь в Легенде, а она, вот чудачка, от чего-то истекает ко мне любовью в ЛС. Вообще мазохистка форменная.
Настолько что-то стало не так, что даже приезд Виты с Сидом в гости я проворонила, с ужасом осознав, что не очень хочу их видеть. Это как-то вообще, совершенно немыслимо. И самое главное, что я вижу, людям обидно, они недоумевают, а я не знаю, что им сказать. "Простите, братва, я кажись дошла до крайней точки социофобии и теперь боюсь вас". Ну это же бред. Иные сразу начнут активные действия по спасению меня из неведомого болота, а я этого совершенно не хочу. Даже в днявочке я писать перестала, все что-то нечего писать. Ну, в принципе, логично, коль ничего не происходит, так и писать не о чем.

Все прочее

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Песни птицы Алконост, Наркотики, Звуки в моей голове, Шизофреническая радость

07:08 

Бедный мистер Степлтон

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
07:21 

lock Доступ к записи ограничен

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:48 

Как Йоша с войны возвращалась.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Волколаку пост не понравится, ой не понравится.

Не так давно состоялся у меня..м-м-м..ну, разговором это сложно назвать. Против меня было три разъяренных фурии, и каждая до крови из горла спорила со мной о людях гомосексуальной ориентации. Разговор начался с того, что девушки начали горячо обсуждать, как это, мол, ужасно, когда бедного ребенка воспитываю двое мужчин или двое женщин. Да он же вырастет ненормальным, ай-ай, да дети должны расти с нормальными родителями, да так было испокон веков, да (вот это самый охуенный аргумент) это же Грех, Библия против, Бог не поймёт!
Я вклинилась и привела следующий пример: представьте себе женщину. У неё есть ребенок, но она — лесбиянка. Не важно как у нее это ребенок появился, но она совершенно точно его биологическая мать. И она этого ребенка растит вместе с другой женщиной, которая этого ребенка тоже любит. А потом, спустя лет десять, биологическая мать, допустим, погибает в аварии, или умирает от рака. Тогда в соответствии с нашим славным законодательством происходит следующее: ребенка отдают в детский дом не интересуясь его мнением, а женщине, которая растила его вместе с биологической матерью говорят, что она ребенку — никто, и никаких прав на него не имеет. Вообразите себе на секунду ужас чада и отчаяние, непонимание этой женщины. Что и кому она сделала такого плохого, что её так просто уничтожили как человека? Она этого ребенка любила, и он её тоже, она готова о нем заботиться и любит его как своего. Но ей нельзя, только потому что она, видите ли, лесбиянка. Где логика-то?
Конечно, намного правильнее будет к чертовой матери поломать жизнь ребенку и отдать его в семью неизвестных людей, которых он знать не знает. А то и вовсе его не возьмет никто, и он так один и останется.
Услышав это меня чуть не сожрали. Разорались так, что у меня едва кровь из ушей не пошла. Но при этом, что самое примечательное, никто из них, да и из всех, с кем я имела возможность эту тему обсуждать НИКОГДА не могли нормально обосновать, чем же так ужасна жизнь ребенка, который воспитывается в гомосексуальной семье. А чем плохо-то, ну? Что, в самом деле так важно, кто будет ребенка воспитывать? Я в этом сомневаюсь, потому как главное, чтобы дитятко любили, и кто его будет любить — не так важно. Да, конечно, хорошо, когда у ребенка есть любящий отец и мать, но, положив руку на сердце, вам часто встречаются нормальные, полноценные семьи с адекватными родителями? Мне — нет. И как по мне, пусть лучше дитя растет среди двоих мужчин, способных заботиться о нём, любить, дать ему воспитание и образование и обеспечить его так, как нужно, чем он будет расти среди алкашей, бедняков, или просто людей, которым на него плевать, или у которых на него времени не хватает.
А мне талдычут: "Он будет неадекватным!". Да кто это сказал? Где это написано, где статистика, которая может это подтвердить? Где? И почему вообще люди так любят идиотские, голословные, совершенно ничем не подкрепленные, но при этом очень однозначные и категоричные высказывания? Это же совершенно очевидно, что прежде чем делать о чем-то вывод, неплохо бы вообще разобраться в проблеме хотя бы мельком, а в идеале — глубоко изучить вопрос. А тут, такое чувство, что люди готовы сделать вывод на основании слов какого-нибудь такого же идиота, особенно если таких идиотов много — тогда сто процентов. Иметь свое мнение не модно что ли? Вы какие-то странные, ну правда. Тьфу на вас.

Во время разговора заметила еще одну прикольную штуку, как по мне немаловажную. В какой-то момент осознала, что стоит народу вообще услышать слово "гей", как люди тут же думают об их половом акте! Димка Мостовой это даже подтвердил, сразу же. Стоило ему сказать "гей" он тут же помянул, что мужик долбящий мужика — вырождение нации.
И мне интересно теперь, это что, действительно вся проблема? Почему как только люди узнав об ориентации соседа, сразу же воображают, как именно и с кем он делит свою постель? Человека кроме сексуальных предпочтений ничего больше не делает, что ли? Почему никто не задумывается о способе полового акта, узрев перед собой молодую гетеросексуальную пару? Может они там оргии устраивают похлеще чем в "Калигуле", или вообще любители садомазохизма. Что, ну неужели это делает людей какими-то отталкивающими? Никто не предлагает спать с ними. А тут просто моментально, только услышал, что кто-то гей — тут же полез в его интим. На кой хер? Своей половой жизни не хватает? Трахайтесь с арбузом тогда.

Серьёзно, для меня это всё настолько дико. И ведь такое везде, ну просто везде. Насколько бы проще нам жилось, будь люди чуть более самостоятельные в мышлении. Геи ведь такие же совершенно люди, какая разница, кто и с кем спит? © Андрей. Он, кстати, в смысле Андрюха — единственный из мне знакомых парней с подобной позицией, и это очень поднимает его в моих глазах. А эти все, да тьфу, даже говорить не хочу о них больше.

@темы: Как я съел собаку, Злое, Где-то в мозгу стало больно, Тот день, когда во мне умер человек, Тропинка в Преисподнюю

00:08 

Грустное псто.

Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Я уже задолбала сама себя этой темой, если честно. Но не говорить об этом не могу. Фактически, поговорить об этом так, как мне того хочется я могу только с одним человеком — с сестрой, но сейчас мы с ней очень нехорошо поругались и как-то по идиотски не разговариваем. Это, кстати, ужасно. Хочется удавиться просто.
Сейчас мне поговорить не с кем, а острая потребность ощущается, потому что не далее как сегодня утром мне невольно напомнили о том, что у меня постоянно болит, и где болит.
Утром домой шла пешком, до смерти не хотелось спускаться в метро. Только потом я вспомнила, что сегодня, смотрите-ка, воскресенье, и народу там внизу наверняка почти нет. В какой-то момент прямо передо мной подскользнулся мужчина, и как только он упал, я поняла, что он уже довольно давно передо мной идёт. Я помогла ему подняться, справилась о его самочувствии, он ничего определенного не ответил и я пошла дальше, а он меня догнал и попросил сигарету. Прикурил и далее пошел рядом со мной, молча. Молчал, шел, курил, я тоже шла, курила и молчала. А потом вдруг я не услышала и не видела еще даже, но почувствовала, что, боже, он плачет. И так по настоящему, горько, даже почти без слёз, во всяком случае их я почти не видела, но от него исходило такое страдание, господи. Я не успела еще сказать ничего, он сам сказал, даже не сказал, а как-то почти простонал — у него погибла дочь. Маленькая, как я поняла ей лет восемь, её машина сбила. Он ничего особенно не объяснял, все какие-то отрывистые фразы. Я тоже ничего не говорила, как-то глупо было бы что-то говорить, да это ему чую, и не нужно было.
Сразу вспомнился случай, когда года два назад я на Соколиной горы видела сбитую на переходе девочку. Её там практически размазало по реактору. Мне тогда-то стало жутко, а теперь еще страшнее, потому что пришлось ощутить это. Я не знаю, есть ли мать у девочки, я вообще ничего не знаю, мужчина практически ничего не говорил, только курил и шел со мной рядом, и на лице его и в звуках издаваемых им было такое...было это. Там было всё.
А я домой пришла и мне стало так хреново, словами не высказать, не описать. Мне сразу вспомнился отец, и Данька. Уж коль скоро три года как прошло, а мне до сих пор так тоскливо, временами настолько, будто они умерли буквально вчера. И самое страшное в этом все вовсе не то, что они умерли, а то, что я по ним, особенно по отцу, безумно скучаю. Я и раньше скучала так же, когда он уезжал в долгие командировки, только тогда я знала, что он приедет, войдет поздно ночью в дом, еще когда он будет открывать дверь мы безошибочно определим, кто это, потому что папины шаги нельзя было спутать ни с чьими. И обнимет, и видно будет, как он устал, но как рад вернуться домой. А сейчас я знаю, что как бы я не скучала и как бы его не ждала — он все равно не придёт. И Даня не придёт. Они оба отныне прописались в одном конкретном месте, которого я всегда боялась, но после его посещения по прямой причине изменила свое отношение.
И я так много хочу сказать отцу, но ведь не скажу уже. Я потому и не езжу на могилу. потому что не могу я там находиться, всё это снова на меня наваливается, а я так устала. И самое ужасное, что, как говорят, это никогда не пройдет. А я бы Даньке сказала, как нам его не хватает, и отцу — как я его сильно люблю. А я ведь почему-то никогда этого ему не говорила. Он, наверное, знал это, но все равно.
И это идиотское чувство вины, от которого никак не избавиться...Боже))) Звучит как сюжет к дешевому американскому фильму))

А еще стало очень страшно. Я никогда не боялась смерти, ни своей, ни чьей либо еще. Но с момента смерти отца мне временами очень жутко становится вообще от факта. В частности. мне очень страшно понимать, что мама тоже умрёт. И как мне это пережить — не знаю. А ведь как-то надо будет. И страшнее всего становится от того, что со смертью мамы умрёт все, что я так люблю. Отец своим уходом унёс в могилу очень многое, что было дорого всем нам. Потому что в том, что я с трепетом называю Семьей — появилась огромная трещина. И когда умрёт мама — не останется совсем ничего. Только маленькая, крошечная часть, невоплотимая больше.

Простите, кому пришлось это читать.

@темы: Тропинка в Преисподнюю, Тот день, когда во мне умер человек, Песни птицы Алконост, Как я съел собаку, В глубине под сердцем выпал первый снег...

Кысь.

главная