Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:43 

Наш мозг — дурак.

Bovatingmo
Уважающий себя летчик сядет в поле, а я себя не уважаю, поэтому мы сядем в горах. И, возможно, умрём.
Если даже совсем неглубоко задаться вопросом работы мозга, что с чем связано, при каких условиях включается или выключается и какие от работы той или иной зоны мозга могут быть поведенческие особенности и физиологические проблемы, то на людей становится совсем невозможно злиться по большому счёту. Потому что наш мозг — дурак.
Да, конечно, глупо объяснять всё человеческое зло только особенностью нарушений их мозговой деятельности, если не рассматривать клинические случаи (слово "нарушения" имеет в вопросе работы мозга широкое значение. Глобально, невозможно представить себе мозг, который бы работал всегда правильно), и не любое человеческое мудачество можно объяснить только неверной (или напротив, очень верной) работой рецепторов. Но когда я говорю, что можно, мне никто не верит. А ведь правда можно. В отдельных случаях точно, хотя я знаю не один такой.
Работа мозга, тем не менее, тесно связана с психикой и психическими же реакциями. Настолько тесно, что расшатав психику можно легко нарушить работу мозга, а нарушив работу мозга — расшатать психику. С людьми чаще всего всё развивается по первому пути, конечно, и как-то само собой.
В большинстве случаев проблемы человека, невыносимость его характера и всё то, что нам в нём не нравится, не имеет глобальных масштабов и более-менее легко может притерпеться обществом. Пусть не всяким, ну да нам ведь и не сдалось водить дружбу со всеми семи миллиардами, правда?
Но бывает, что с точки зрения социума человек ведёт себя настолько неправильно, что общество не готово его принимать. И понятно, в общем. Так или иначе, а принятые нормы никуда не деваются, позволяются разве что небольшие отступления в любую сторону. В общем, это вполне нормально, очень странно получать удовольствия от общения с кем-то, кто в ответ на проявленное тобой дружелюбие кусается и рычит, или просто игнорирует. И если человеку в самом деле совершенно не сдалось взаимодействовать с обществом — пожалуйста, таких я знаю тоже. Они, как звери социальные, всё-таки, иной раз не брезгают общением со своим видом, но представителя вида выбирают тщательно и общают его очень дозированно.
Но. Я знаю три случая (а один из них полгода мне уже покоя не даёт и занимает максимум пространства в моей голове по многим причинам, и надо сказать, не очень-то хорошим и миротворческим), когда представитель человечества, хочет, но не может общаться с социумом, просто потому что не умеет делать это так, чтобы общество от него не отворачивалось. Что, конечно, совершенно очевидно и в то же время показательно, все три случая представляют собой совершенно не адаптированных, плохо социализированных существ. В одном случае это даже почти что выученная беспомощность, очень похоже, во всяком случае, но не так запущенно.
У меня, конечно, нет никаких достоверных подтверждений, что всё это просто не ложь и не попытка присесть на шейку, но я больше склонна верить людям и строить выводы на основе анализа всех действий человека и всего его поведенческого акта за всё время общения с ним. И если исходить из этого, то у той, самой важной на текущий момент моего существования особи, действительно всё очень плохо. Всё это настолько грустно, и вместе с тем настолько интересно, что я отчаянно пытаюсь разложить всё по категориям, вывести формулу и решить задачу, не столько даже для себя, сколько для особи, но всё усложняется отсутствием доверия, замкнутостью и лютой ассоциальностью. И при том полнейшим нежеланием разрывать контакты и оставлять всё как есть. Но и я и особь отлично понимаем, что существовать в таких условиях нельзя, а значит, что нужно работать над проблемами. И сделать это самостоятельно особь не сумеет совершенно точно, но ведь есть я, преисполненная искреннего стремления сделать чужую жизнь лучше настолько, насколько это в моих силах. В сущности, господа, то, что я делаю, — ужасно. Но у меня конкретный зашкаливающий окситоцин к существу, и я ничего не могу с собой поделать.

Через всю мою жизнь протянуто убеждение, что с выводами никогда спешить нельзя и сперва стоит хорошенько разобраться в причинах чего угодно, в том числе и поведения человека. Я это готова делать настолько глубоко, что читаю специальную литературу, которая помогла бы мне отыскать ответ на вопрос, и готова лезть человеку в черепную коробку, долго слушать его и вникать в самую его сердцевину, при условии, конечно, что я внутри него нисколько ему не помешаю.
Но я тоже человек, и ещё я женщина, и мои реакции временами, а точнее довольно часто, тоже бывают неверными, хотя я обо всём помню. Я помню всегда, что прежде чем кусаться в ответ на укус, стоит подумать, а почему тебя кусали. Но первая реакция, при условиях злости и обиды — укусить. Учитывая мою эмоциональность и вспыльчивость сдержаться мне бывает стоит титанических усилий, и выходит далеко не всегда. А ещё иной раз я просто устаю от всего, и мне нужно, чтобы никто меня не трогал. Или трогал, но кто-то такой проницательный и понимающий, с кем мне не будет страшно и можно будет расслабиться.
Самое отвратительное, что я правда всё отлично понимаю, и причины, и следствия. Чаще всего, по крайней мере, что и откуда берётся. И как бы я хотела настроить работу своего мозга так, чтобы навсегда избавить себя от рефлексов, страхов, моментальных реакций, девиаций и прочего. Потому что тогда я смогу всё. Чувства и эмоции очень мешают жить, знаете ли.

@темы: Тот день, когда во мне умер человек, Где-то в мозгу стало больно

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Кысь.

главная